«

»

Июл 25

CCCLXIV. Падение с дуба

Давненько я не брал в руки шашки писал рецензий на просмотренные художественные фильмы. Решил тряхнуть стариной, окинул взором окрест себя - и толком ничего не нашёл. В итоге, остановился на телесериале "Падение Ордена" (или, по-аглицки, "Knightfall"), первый сезон которого вот прямо сейчас и смотрю. Пошёл я, значит, на птичник, нашёл гуся пожирнее, да выдрал у него из заду перо покрасивше. Очинил его (не гусиный зад - перо!), положил перед собой лист бумаги гербовой, обмакнул перо в чернильницу, да призадумался. А задуматься, надо сказать, было над чем. Сами посудите: фильма в историческом смысле - это какой-то трэш и уграр. Большей ахинеи я, пожалуй, в своей жизни и не смотрел. Порой так и хочется воскликнуть: кто все эти люди?

В общем, без мата писать рецензию никак не получается, а оный мат, как вы знаете, я не шибко уважаю. Почему и решил пересказать всё то, что увидел, своими словами. С комментариями. В общем, все интересующиеся, айда под кат. Там только первые две части. Ежели соблаговолите - будут и следующие.

П А Д Е Н И Е   С   Д У Б А

Киносценарий

Действие 1-ое.

1291-ый год. Святая Земля. Акра. Тёмная южная ночь. Небольшая поляна за городскими стенами, очерченная кустарником и деревьями. На неё с двух, лежащих друг против друга, сторон подъезжают две группы всадников. Они спешиваются, с опаской поглядывая друг на друга, и остаются стоять тут же, готовые чуть что взяться за оружие. От каждой группы отделяется по одному человеку, которые молча сходятся в центре поляны.

Магистр Годфри: - Ну, здравствуй, Джавдед. Чего звал?

Джавдед - человек, одетый во всё чёрное восточного вида человек, с чёрной же чалмой на голове, с лихорадочным блеском в глазах, отчего-то подведённых тёмной тушью, томиком Корана в руках и чем-то, своими контурами смахивающим на автомат Калашникова, в складках чёрных одежд, - расплывается в широкой улыбке.

Джавдед: - Зидираствуй, дарагой Годфри! Да ниспощлёт тебе Аллах долгих лет жизни!! Какой харощи ночь, нэ так ли? Так и хочеться здэлат харощи плов, изжарить сочный щащлик...

Магистр Годфри: - (нетерпеливо прерывая Джавдеда) Хватит уже! К делу переходи!

Джавдед: - Ай, дарагой, зачэм нервничаещь? Кющать хочещь? Так зачэм ваевать? Давай бюдем жить мирно. Аллах завещал всем нас любить дирюг дирюга!

Магистр Годфри: - Вот вернём Иерусалим, защитим Гроб Господень от вас, сарацин, тогда и будем есть твой шашлык-машлык. А теперь недосуг мне. Говори: чего хотел Чёрный Абдулла?

Джавдед: - Дарагой Годфри, зачэм шюмишь? Ти слышаль, что говариль мудрый Абу Али Хусей ибн Абдуллах ибн аль-Хасан ибл Али ибн Сина, да прастит Аллах ему его пригрешения? Нэрвные клэтки не восстанавливаются, панимаешь! Запомни это!!!.. Можэт всё-таки по шашлычку?

В этот самый момент откуда-то со стороны мусульманских всадников выбежал толстый усатый мужичонка, подпоясанный белым фартуком и держа в каждой руке по три шампура с нанизанными на них горячими кусками баранины, издающими умопомрачительный аромат.

Магистр Годфри: - (тряхнув лохматой головой, будто бы пытаясь избавиться от запахов еды, как от наваждения) Некогда мне! Дома поедим!!

Джавдед: - Харащо, дарагой! Нэ хочешь кюшать, тагда слющай, что гаварит мой гаспадин, маим йазыком! (прокашливается) Годфри, нэвэрная сабака! Вэрьни сталовае сэрэбро, каторое ти украль из маей сакли, - и я пазволю тэбе и тваим писам уйти из Акры! Нэ вернёщь сэрэбро – умрёщь!! (немного помолчав, он снова расплывается в широченной улыбке) Так щито пэрэдать Чёрному Абдулле, дарагой?

Магистр Годфри: - (с пафосом в голосе) Пускай заберёт, если сможет!

С этими словами магистр тамплиеров резко разворачивается на каблуках и уходит, на ходу отдавая приказ братьям-рыцарям возвращаться в город и готовиться к последнему бою.

Действие 2-ое.

Пятнадцатью годами позднее. Франция. Где-то под Парижем. Огромный зелёный луг, своими краями упирающийся в лесные дебри. На пригорке - небольшая копна сена. В копне - он и она. Он лежит на сене, закрыв от блаженства глаза и гладит её головку, покоящуюся у него на груди.

Мария: - Ты меня любишь?

Персиваль: - Угу.

Мария: - Сильно?

Персиваль: - Угу.

Мария: - (с кокетством в голосе) А батюшка сказал, что, ежели ты ко мне притронешься, он тебе руки оторвёт...

Персиваль: - Я тебя и без рук любить буду.

Мария: - ... и ноги...

Персиваль: - Не страшно.

Мария: - ... и яйца.

Персиваль: - Пускай!

Мария: - (приподнимая голову, удивлённо) Что-о-о?!

Персиваль: - (спохватившись) Пускай, говорю, только попробует!

Мария: - (успокаиваясь и кладя голову обратно ему на грудь) А, понятно... (чуть погодя) И всё-таки ты меня не слушаешь, Персиваль!

Персиваль: - (открывая глаза) Почему же? Очень даже слушаю!

Мария: - И о чём я говорила?

Персиваль: - Рассказывала, как счастливо мы заживём после свадьбы.

Мария: - Продолжай.

Персиваль: - Я буду пахать землю и сеять рожь, а ты родишь мне сына... Хотя лучше сына и дочь... Нет! (аккуратно руками убирает со своей груди её головку и садится) Ты будешь рожать мне детей каждый год! И так пять, нет, десять лет: я люблю, когда в доме много детей!.. А потом ты умрёшь от истощения или какой хвори: времена у нас тёмные, места глухие - откуда тут справному лекарю взяться?

Мария: - (глазами, полными любви, наблюдая за тем, как Персиваль говорит) А как мы их назовём, любимый?

Персиваль: - Мальчиков мы окрестим, как Уильям, Джон, Джозеф, Ричард и Джеймс, а девочек - Мария, Джоанна, Джейн, Ребекка и, пожалуй, Кейт.

Мария: - (с возмущением, от которого её белое личико покрывается румянцем) Персиваль, но мы же - французы, а не эти мерзкие англичане!

Персиваль: - Прости, родная! (и повторяет те же имена с французским прононсом).

В это время с опушки леса доносится хриплый истошный вопль.

Магистр Годфри: - (бежит, тяжело, прерывисто дыша) По-мо-ги-те!.. (бормочет) Уф, как тяжко-то! Надо бы, ежели Господь смилостивится и ниспошлёт подмогу, спортом заняться в замке, что ли... (набрав в лёгкие воздуха, истошно кричит) У-би-ва-ют!!!.. (возмущённо бубнит себе под нос) Ну, что за люди! Тебя тут грабят, донага раздевают, живьём режут, а никто и не думает помогать. Ведь христианин погибает. Да что христианин: бери выше - магистр Ордена Храма, а им хоть бы хны! Французы, одним словом!.. Эх, была - ни была: (кричит во всю мощь своей лужёной глотки) на-си-лу-ют!!!

Тут же откуда-то сбоку доносится юный голос Персиваля.

Персиваль: - Кто здесь?

Магистр Годфри: - (негромко бормочет себе под нос) Итить-колыхать! Я ж говорю: пид...сы! Как помочь страннику - их днём с огнём не сыщешь, а как иного мужа разбойники с большой дороги насилуют - они тут как тут!.. (поворачивает на голос и, придерживая левой рукой болтающийся на боку меч, кричит) Магистр Ордена Храма Годфри. А кто ты, добрый человек?

Персиваль: - (растерявшись) Я? Я... бедный крестьянин. Люди кличут Персивалем.

Магистр Годфри: - (продолжая бежать на голос, но слегка замедляя ход) Что за дела! Крестьянин, да ещё с таким чудным именем!

Персиваль: - (идёт в сторону магистра тамплиеров) Мой батюшка - виллан при монастыре Ордена Тринитариев. Отец-настоятель часто рассказывал ему легенды про короля Артура и его рыцарей. Вот батюшка и решил назвать единственного сына именем одного из славнейших героев прошлого.

Магистр Годфри: - Мальчик мой! А ты мечом-то владеешь?

Персиваль: - (почти дойдя до рыцаря) Нет, сир Годфри...

Магистр Годфри: - (останавливается) Господи Исусе! Так на кой хрен было отзываться-то!!!

В этот момент его пронзает рогатиной один из бандитов, далеко вырвавшийся вперёд. Магистр падает лицом на землю. Тут же, как чёртик из табакерки, появляется Персиваль и мощным ударом дубины разбивает голову замешкавшемуся бандиту. Остальные члены шайки, увидев смерть товарища, решают уйти в лес по добру, по здорову.

Персиваль: - (откладывает дубину, присаживается на землю и переворачивает умирающего магистра Годфри лицом вверх) ... зато очень хорошо орудую дрекольем! Но, как видно, сир Годфри, Вам это не шибко помогло.

Магистр Годфри: - (истекая кровью, протягивает руку в кольчужной перчатке к Персивалю) Увы, мой мальчик, мой путь пройден. Теперь пообещай мне... кх... кх... что найдёшь в Париже моего выученика... кх... брата Лэндри... и скажешь ему... кх... кх... отдайте... всё...

С этими словами магистр тамплиеров испускает дух. Персиваль закрывает ему глаза и поднимается. К нему подходит Мария.

Мария: - (испуганно осеняя себя крестным знамением) Господи-боже! Что же это творится! Разбойники совсем страх потеряли: нападают на людей посреди бела дня!!!

Персиваль: - Давай похороним его, а поутру я отправлюсь в Париж.

Мария: - (смотрит на него, как на умалишённого) Какой Париж, Персиваль? Ты на прошлых святках, проведя меня домой, заблудился и по ошибке забрёл в бордель в соседнем селе.

Персиваль: - (испуганно, как воришка, которого застукали за кражей) Откуда знаешь про бордель?

Мария: - (понимая, что ляпнула лишнего) Да так, слышала... Соседка рассказывала... Но я - не о том. Опасное это дело - поездка в Париж.

Персиваль: - (надменным тоном) Будет тебе, женщина! Воля умирающего священна, и горе тому, кто не исполнит её.

https://grid-ua.livejournal.com/95142.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Вы можете использовать эти теги HTML: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

/html